Огородный пр. д.5,стр.7

Время работы: с 9 до 19

+7(499)391-23-51
Заявка на расчет

Наше «НЕТ» ВТО

Заявление премьер-министра Владимира Путина от 9 июня, позволяющее считать тему вступления России во Всемирную торговую организацию закрытой, не следует изображать неожиданным, так как политика последних лет указывала на то, что у российской политической элиты отсутствуют мотивы для присоединения к ВТО. Обсуждать эту тему сегодня бессмысленно. Пока высшие чины правительства ассоциируют себя с нефтегазовыми компаниями и "ростехнологиями", призывать власть к открытию рынков — значит пытаться не принимать во внимание ее истинные материальные интересы

Важнее другой вопрос: насколько нынешняя ситуация угрожает модернизации страны? Широко распространенная "либеральная" точка зрения, согласно которой государство с низкими пошлинами заведомо выигрывает в экономическом соревновании, не подтверждается эмпирическими фактами (см., например, Rodriguez, Francisco and Rodrik, Dani. Trade Policy and Economic Growth: NBER Working Paper № 7081, April 1999). Между степенью таможенной открытости и темпом экономического роста не прослеживается не только причинно-следственной, но даже количественно-статистической связи. Свобода торговли выступает визитной карточкой современной страны, а не инструментом быстрой модернизации. Да, все ведущие державы Запада сегодня облагают товары, поступающие из стран сопоставимого уровня развития, пошлинами в 0,8-1,2% от их стоимости или не применяют таможенного тарифа вообще (но даже они взимают с товаров из развивающихся стран, невзирая на их членство в ВТО, 5-8%). Ответ последних — пошлины на европейские и американские товары от 6% до 26%.

Практика показывает: индустриализирующиеся страны, как правило, используют таможенные регуляторы на раннем этапе индустриального прорыва, позднее постепенно отказываясь от них. Цель — максимальная локализация производства. В Китае, к примеру, в 1993 г. средний импортный тариф составлял 26,9%, что затрудняло ввоз западных товаров в страну. К моменту вступления КНР в ВТО в 2002 г. он опустился до 15,3% — но к этому времени в Китае работали десятки производственных подразделений западных компаний, насыщавших внутренний рынок. Сейчас тариф снижен до 9,8% и будет установлен на уровнях ниже 5% к 2014-2015 гг. Но дело сделано: западные компании пришли в страну, а местные — успешно переняли их технологии.

В России проблема заключается не в пошлинах, а скорее в качестве государственного управления. В Китае и других странах Азии таможенная защита рынков привлекала прямые иностранные инвестиции и интернализировала конкуренцию. У нас заметно первое, но не второе. В 2002-2008 гг. рост производства автомобилей обеспечивался исключительно иностранными сборочными производствами, но отечественные производители (в отличие от китайцев) не совершенствовали свою продукцию. Россия сегодня защищена средневысоким импортным тарифом (11,5%), но у нее нет тех внутренних преимуществ (квалифицированных промышленных рабочих, дешевых сырьевых ресурсов или удобств для ведения бизнеса), какие в избытке имелись во всех модернизировавшихся странах. Опыт показывает, что никакие частные меры не обеспечивают отечественным производителям спроса на их товары (продажи того же "АвтоВАЗа" упали в этом году на 45%, тогда как автомобилей Меrcedes — на 38%, Audi — на 14%, Skoda — на 12%, а BMW — всего на 7%) — значит, страна не останется закрытой для импорта.

Россия боится открыть свои рынки миру — но в то же время не может извлечь выгод из своего нынешнего положения. Причина тому — специфически российское отношение к таможне. В развитых странах она служит защите некоторых сегментов рынка (чаще всего — рынка аграрной продукции). В индустриализирующихся — способствует ускоренному привлечению иностранных производств и формированию собственной промышленности. В неразвивающихся — обеспечению доходов паразитирующего государства. Именно в этом и заключена суть российской таможенной политики. Россия — страна, не способная к самостоятельному существованию: 1/3 ее газа и около половины продукции металлургии идут на экспорт, а импорт по многим товарным позициям достигает 75-100%. Жирующее государство не может выжить, опираясь на внутреннюю промышленную базу, — и доля таможни в бюджетных доходах в 2008 г. достигла 50,7%. В США она составляет 0,79%, в Китае — 11,9%, а выше, чем в России, этот показатель лишь в странах Африки (тут нам ближе всего Бурунди и Того).

Проблема России, как всегда, не в цифрах. Проблема в том, что российская власть не видит стратегических задач развития страны, воспринимая даже те инструменты, которые во всем мире давно научились использовать для модернизации, лишь как средство временного — до очередной "перекредитовки" какого-то олигарха — пополнения своего кошелька. И поэтому от российской таможни нам следует ждать еще много "новаций".

 

"Ведомости"


«« вернуться


Яндекс.Метрика